Об оружии в играх – 5

Страница 1 из 3

Первая часть, моделирование внешнего вида
Вторая часть, параметры и баланс
Третья часть, анимация
Четвертая часть, озвучка

Лев Соколов
С отличием окончил институт им. Герцена, где провел исследовательскую работу на тему «Причины возникновения аддикции от ролевых компьютерных игр». Делал сценарии для игр «Архивы НКВД» (Spline Games) и М11 (Lesta Studio), работал в качестве оружейного консультанта над игрой «7,62: Перезарядка» («Апейрон»). Не является постоянным сотрудником какой-либо компании.


В этой статье мы поговорим об убойном и останавливающем потенциале боеприпасов. Или, говоря простым языком, о том, что происходит с человеком, когда ему прилетает свинцовый «привет» от неприятеля. Мы поговорим о «мощи» пуль, о системе повреждений, о здоровье ботов и игрока. Ну и, конечно, традиционно сравним жизнь и виртуальную реальность.

Глава первая. Немного истории

Итак, главные вопросы любого геймдизайнера, моделирующего параметры здоровья ботов и мощности боеприпасов, обычно сводятся к следующим «апрельским тезисам»:

  • Здоровье — категория, которая показывает, сколько бот может выдержать повреждений, и когда эти повреждения приведут к снижению его боеспособности и/или смерти.
  • Повреждения — уменьшение здоровья, которое получает бот при попадании в него боеприпаса. Является производным от мощности попавшего в него боеприпаса.

На основе этих тезисов вопрос здоровья ботов в ранних компьютерных играх решался достаточно просто. Например, даем боту 100 единиц здоровья, а пистолет одним выстрелом снимает 25 единиц. Значит 4 выстрела приводят к смерти бота. Простая математическая задачка уровня начальной школы.

Со временем система несколько усложнилась. Разработчики догадались, что бот, получивший от игрока три метких выстрела в голову, но при этом бодро скачущий по весям и поливающий игрока ответным огнем, выглядит странно.

Голова бота была признана зоной, при попадании в которую он должен был сразу «откидывать копыта». То есть появилась «зональность», с определенным коэффициентом потери здоровья для каждой зоны. При попадании в зону головы урон в 25 дополнительно умножается на 4 и снимает всю линейку здоровья сразу.

Но бот, даже получивший три выстрела не в голову, а в другие части тела, и при этом продолжающий вести себя как ни в чем не бывало, все равно выглядел как-то не так. Поэтому отдельные продвинутые разработчики ввели дополнительное зонирование. Попали в руку — бот хуже целится. Попали в ногу — снижается скорость.

Со временем в некоторых играх у ботов даже появился такой параметр как «кровопотеря» — некая дополнительная шкала здоровья, которая начинала уменьшаться, как только бот получал ранение, и если он не прятался в укромное место и не производил там ритуала «перевязывание», умирал. Также появился такой параметр как «шок»: при попадании пули бот на некоторое время начинал медленнее двигаться или вообще впадал в ступор.

Система усложнялась, обрастала дополнительными параметрами и коэффициентами (если на боте броня — снижение повреждающего действия боеприпаса на «Х»; расстояние от стрелявшего до бота «Y» метров — снижение поражающего действия боеприпаса на «Х» и т. д.). С ростом количества параметров стало казаться, что в разумных пределах учтено почти все, и что подобный взгляд на систему повреждений позволяет реализовать запросы разработчиков практически любой игры. В том числе и тех, которые в силу специфики игры подходят к вопросу достаточно серьезно и пытаются реализовать реалистичный игровой процесс.

Игра Armed Assault 2. Игрок целится в бегущего мимо него вражеского солдата. Выстрел! Пуля попадает солдату в ногу, тот кричит. Второй выстрел в корпус — солдат валится замертво. «Это вам не Сириос Сэм», — радостно делится впечатлениями игрок на форуме. — «Два выстрела и труп! Все как в жизни!».

Глава вторая. Пулестойкий Майкл

В пятницу из мест лишения свободы совершил побег рецидивист Сидоров.
Преступник вооружен и очень опасен. Особые приметы: 19 пулевых ранений
в голову и собака по кличке Мухтар, висящая на загривке.

Старый советский анекдот

Все как в жизни...

США, 11 апреля 1986 года. Восемь агентов ФБР своими машинами блокируют на тесной стоянке автомобиль двух подозреваемых в ограблении банков и инкассаторских машин (совершенных с убийствами). Начинается перестрелка, которая продлится четыре минуты и станет одним из самых знаменитых случаев такого рода. Журналисты окрестят его «Бойня в Майами».

Я не стану подробно пересказывать весь ход перестрелки. Многие его знают и так, а при желании описание можно найти в интернете. Нас интересует лишь то, как себя вел один из подозреваемых — тридцатидвухлетний Майкл Платт, экс-спецназовец из «зеленых беретов». Его напарник был выведен из строя в самом начале, сделав лишь один выстрел и ни в кого не попав, так что Платт остался один против семерых. Один из восьми агентов выбыл из строя еще перед перестрелкой по небоевым причинам, так как потерял очки и вдумчиво занимался их поиском на полу машины (так, по-крайней мере, он потом всем говорил). Впрочем и Платт был не совсем один. У него был револьвер калибра .357 Magnum и тридцатизарядный полуавтоматический карабин «Ругер-Мини 14».

Дальше события развивались так:

  • Платт ведет огонь из окна машины, ранит двух агентов, но и сам получает в шею револьверную пулю калибра .38 Special +P («+P» — пороховой заряд повышенной мощности).
  • Платт начинает вылезать из машины, чтобы занять лучшую позицию, и получает сквозь руку в грудь пистолетную экспансивную пулю «9мм Пара +P», которая перебивает артерию. Это ранение несовместимое с жизнью. Легкое быстро наполняется кровью из перебитой артерии.
  • Продолжая вылезать из машины, Платт получает еще две экспансивных пули калибра «9мм Пара +P» в левую ногу и в спину.
  • Платт укрывается за одной из машин на стоянке, и ведет огонь из револьвера. Ответная пуля 38-го калибра одного из агентов попадает Платту в правую руку и раздрабливает кость. Револьвер падает на землю. Сразу за этим Платт получает еще одну пулю того же калибра в грудь.
  • Платт упирает карабин в левое плечо и ведет огонь, нажимая на спуск единственным функционирующим пальцем поврежденной правой руки. Легко ранит одного агента, тяжело ранит другого. Тяжелораненый потом рассказал, что Платт улыбнулся ему, прежде чем выстрелить.
  • Понимая, что надо прорываться, Платт с искалеченной рукой перезаряжает карабин. Он видит заминку в стрельбе у противника с одного из направлений, и, стреляя на ходу, бежит в атаку на двух агентов, чью машину он планирует использовать для прорыва. Пистолет одного агента разбит выстрелом Платта, другой в этот момент перезаряжается. Платт несколькими выстрелами в упор убивает одного агента (пробив из винтовки бронежилет на груди и еще два раза добавив в голову), а другому стреляет в пах.
  • В тот момент, когда Платт садится в автомобиль убитых агентов, один из оставшихся картечным выстрелом из дробовика залепляет по две картечины диаметров 8,38мм тому в каждую ногу. Одна из картечин перебивает кость. Под огнем Платт ждет, пока к нему в машину доползет пришедший в себя раненный напарник.
  • Взяв у раненного напарника револьвер, Платт выходит из машины и пять раз стреляет в агента ФБР почти в упор. Несколько проникающих ранений, одно функционирующее легкое, разбитая кисть и большая кровопотеря делают свое дело. Он даже уже не может толком поднять оружие и не попадает ни разу.
  • Платт возвращается в автомобиль. Они с напарником пытаются завести машину, но им это не удается из-за тяжести ранений.
  • Подошедший агент ФБР в упор расстреливает Платта и напарника. Платт получает три финальных ранения в голову.

Товарищеский матч ФБР против «зеленых беретов» окончен. Результат действий Платта: два агента мертвы, пять ранено. Ему почти удалось прорваться.

Да этот парень наверняка был обкуренный, решит читатель. Но вскрытие и экспертиза показали, что в крови Платта не содержалось никаких психоактивных веществ.

После этого случая ФБР жестоко охладела к калибру 9мм и начала исследовательскую программу, результатом которой стало принятие на вооружение многозарядных пистолетов под патроны .40S&W (10х22мм) и старого-доброго .45ACP (11,43х23мм). Пробовали принять и более мощные патроны, но чрезмерная отдача усложняла быструю стрельбу и изматывала большинство стрелков. По результату той же программы комитет по оружию ФБР сделал вывод, что в данный момент не существует ни одного патрона для ручного оружия, который может гарантированно остановить противника с одного выстрела, и что стрельбу по противнику следует продолжать до тех пор, пока он не прекратит всяких признаков сопротивления.

Прежде чем перейти к выводам, не удержусь от замечания. История «Бойни в Майами» очень познавательна для тех, кто любит разглагольствовать об уровне подготовки личного состава американской армии, где, как известно, служат одни маменькины сынки, которые впадают в истерику, если на позиции вовремя не подвезут грузовик с гамбургерами и кока-колой. В более широком смысле эта история отличный показатель, что такое вообще спецназовец-отморозок с хорошей тактической подготовкой, много и регулярно тренирующийся в стрельбе (Платт и после отставки регулярно посещал стрельбище и выжигал там тысячи патронов).

Главные вопрос этой истории, который необходимо задать для раскрытия темы статьи: в чем причина такой живучести Майкла Платта? Является ли его живучесть уникальной? Ответ: поведение и живучесть Майкла Платта нетипичны и редки, но не уникальны. Периодически в разных концах света всплывают сообщения о том что, полицейский до железки высадил магазин пистолета и большинство пуль попало в преступника, но тот еще некоторое время вел активные действия, или о том, что боевик, получивший полрожка из «АК», продолжал отстреливаться.

Возможно, Майкл Платт обладал несколько большим болевым порогом, чем среднестатистический человек, но не это объясняет происшедшее. С точки зрения ресурса тела живучесть Платта не уникальна. Обдолбавшийся наркоман мог бы продемонстрировать нечто подобное, не обращая внимания на раны несколько минут. Секрет Платта был не в уникальных физических качествах. Причина в установке: «не сдаваться, несмотря ни на что». Бывший спецназовец дал себе такую установку и пошел ее выполнять. А тело подстроилось под разум, и Платт взял все, на что было способно тело, по максимуму. Если он стрелял с раздробленной руки, то это потому, что там оставались работающие кости, мышцы и сухожилия для такой операции. Если он шел с пневмотораксом и отказывающим легким, то это потому, что второе в экстренном режиме обеспечивало организм кислородом. И так далее. В этом не было ничего сверхъестественного и в этом не было никаких нарушений физических законов.

Вот здесь мы и подходим к тому, что практически не учитывается разработчиками сегодня в системах повреждений — к психосоматике. Случай Платта, конечно, редкий. А вообще, даже у одного и того же человека реакция на ранение может быть абсолютно разной в зависимости от суммы факторов, внешних и внутренних обстоятельств. Мне известны случаи, когда человек получив пулю из «АК» калибра 7,62мм в корпус еще достаточно долго продолжал активные действия, так как не было возможности эвакуироваться, а противник был совсем рядом. В другое время тот же человек, считая себя в безопасности, получил от снайпера легкое ранение в конечность мелкой пулей калибра 5,6мм (которая вообще считается учебно-тренировочной) и тут же впал в шоковое состояние, надолго лишившись возможности действовать. Человек был один и тот же. Но в первом случае он был «на выходе» и потому психологически мобилизован. А во втором — нет.

Известны также случаи, когда неготовый человек, получивший мелкую пулю мимо жизненно важных органов, впадал в шок и умирал от него. Будучи психологически мобилизован, человек может не замечать, что ранен. Известен случай, когда в начале развала СССР «Альфу» послали в Прибалтику захватить «мятежный телецентр». Уже в телецентре один из бойцов сказал командиру, что у него что-то в спине. Этим «что-то» оказалась автоматная пуля, которую боец получил еще на подходе к телецентру. Психологически мобилизованный, он прошел площадь и вошел в здание, и только там почувствовал ранение, которое оказалось смертельным.

Эти примеры наглядно показывают, какой разброс может быть в реакции человеческого организма на ранение. Никакими «100 - 25» здесь не и пахнет. Значит, мы имеем неучтенные психосоматические (душевнотелесные) факторы. Какие же факторы дают столь разный результат, и можно ли их как-то симулировать в компьютерной игре? Об этом мы поговорим несколько позже. Прежде чем переходить к психофактору, важность которого мы только что показали, разберем поподробнее сомофактор. Какое действие оказывает на тело попавшая пуля, в плане чистой физики? Повреждения в какие области смертельны, а какие нет?

Глава третья. В здоровом теле – здоровая пуля

Итак, пуля попала в тело человека. Как же она действует?

Ее разрушающее действие двояко. Первое воздействие производит сама пуля. Она двигается сквозь тело, ломая кости, раздвигая, разрывая или продавливая ткани. После ее прохождения в теле человека остается т. н. постоянная раневая полость/канал. Тут все достаточно понятно — дырка и есть дырка. От того, какие органы оказались у нее на пути, зависит, отмучался ли наконец человек, или он еще пострадает на белом свете. Чем больше калибр пули, тем дырка шире и, соответственно, обширнее повреждения.

Второе воздействие оказывает энергия пули, передавшаяся тканям тела человека при соприкосновении. У нас в стране для этого феномена принято определение «боковое действие пули». Выпущенная с огромной скоростью и попавшая в человеческий организм пуля начинает тормозиться и передавать окружающим тканям свой импульс. Поскольку тело человека на большую часть состоит из жидкости, передаваемая телу энергия вызывает эффект гидродинамического удара. Импульс, исходящий от пули, ударяет «по воде» в организме человека. Сама вода, в свою очередь, давит на ткани, в которых находится, что приводит к их разрушению. То есть некоторые клетки просто не выдерживают давления. Можно провести аналогию с падающим с крыши пакетом с водой. Пакет это стенки клетки, а вода — клеточная жидкость. А соприкосновение с асфальтом после падения — гидродинамический удар. Зона действия импульса передаваемой энергии от пули к телу может быть гораздо больше, чем постоянный раневой канал от прохождения самой пули.

В раздвигаемых боковым действием пули тканях образуется так называемая «временная пульсирующая полость». Эта полость представляет собой пустоту в месте, где ткани организма отброшены импульсом проходящей пули. Эта полость из-за большой скорости процесса ее образования какое-то время является вакуумной, поскольку жидкость в организме человека и воздух, попадающий в рану, просто не успевают ее сразу заполнить. За счет вакуума только что образовавшаяся полость стремится к быстрому и сильному обратному схлопыванию. Тот, кто видел действие боеприпаса объемного взрыва, который на раз складывает панельный дом, представляет себе. какие силы заключает в себе вакуум. Только что раздвинутые ткани начинает с громадной силой сдвигать обратно. При этом они могут получить не меньшее повреждение, чем при раздвигании.

Ткани эластичны, что может спасти их до некоторой степени. Успокоившиеся после прохождения пули и волн положительного и отрицательного давления ткани будут определять форму постоянного раневого канала. Что случится с самим тканями, подвергнувшимися боковому действию пули, зависит от суммы факторов: скорости пули в момент контакта, ее формы, структуры тканей и проч. При благоприятном стечении обстоятельств раздвинутые ткани будут почти не повреждены. В менее благоприятных — в тканях образуются отдельные микроразрывы, которые при зарастании будут создавать шрамовые микрорубцы (это, впрочем, уже проблемы восстановительного периода). При самом неблагоприятном стечении обстоятельств ткани будут просто раздавлены.

Импульс бокового действия, приводящий к серьезным повреждениям, способны дать далеко не все пули. Для этого нужна очень большая скорость. Поэтому наиболее ярко боковой эффект выражен у винтовочных и автоматных пуль на их начальном участке траектории, до тех пор, пока их скорость превышает 800 мс. У тупоконечных пуль, которые при попадании за счет своей формы более резко отдают энергию телу, этот барьер чуть ниже — порядка 600 мс. После снижения скорости пули ниже указанных чисел эффект бокового действия значительно слабеет. У пистолетных же пуль с их относительно низкими начальными скоростями эффект бокового действия изначально довольно низок, и не играет существенной роли в поражении тканей. Чем больше пролетит пуля, теряя скорость при трении о воздух, тем меньше будет при попадании боковой эффект.

Мы поговорили об общих принципах действия пуль. Теперь поговорим о последствиях этих действий. Что происходит с человеком при пулевом ранении в различные зоны? В какую часть тела должны были попасть агенты ФБР, чтобы остановить пулестойкого Майкла Платта?

 
  стр. 1 из 3  

Copyright © 2021 ООО "ДТФ.РУ". Все права защищены.

Воспроизведение материалов или их частей в любом виде и форме без письменного согласия запрещено.

Замечания и предложения отправляйте через форму обратной связи.

Пользовательское соглашение